Первые русские на Амуре. История землепроходца Василия Пояркова

ИА PrimaMedia продолжает проект, посвященный истории Дальнего Востока России

Первые русские на Амуре. История землепроходца Василия Пояркова. Фото: ИА PrimaMedia

Первой русской экспедиции на Амур, которой руководил землепроходец Василий Поярков, в 2023 году исполняется 380 лет. В связи с этим, а также в рамках проекта “Откуда пошел есть русский Дальний Восток” ИА PrimaMedia рассказывает его историю.

После северных походов Семена Дежнева и Ивана Москвитина, взоры русских людей обратились на юг, в Приамурье. В 1639 году казак Максим Перфильев, поднимаясь вверх по реке Витим, собрал сведения о реке Шилке, “впадающей в море”. В 1640 году казак Курбат Иванов, составитель первой карты Байкала, уточнил информацию о Шилке и выяснил, что это — приток Амура, более крупной реки, несущей свои воды в море.

В 1641 году к Амуру были направлены две экспедиции — Антона Маломолки со стороны Алдана и Еналея Бахтеярова со стороны Витима, но обе попытки достичь Амура окончились неудачей. В 1643 году небольшой отряд Семена Скороходова в попытке добраться до Амура был перебит аборигенами. После этого якутский воевода Петр Головин решил, что в поход на Амур необходимо направить крупный отряд и стал готовить экспедицию под командованием Василия Пояркова.

Содержание

  1. Подготовка к походу
  2. Начало похода
  3. Осада
  4. Сплав по Амуру
  5. Дальнейшая судьба
  6. Память

Подготовка к походу

К сожалению, история не сохранила сведений о начале жизненного пути землепроходца Василия Пояркова. Известно лишь, что родился он в 1597 году в городе Кашине (ныне Тверская область), в семье военного Данилы Пояркова. Далее в его биографии следует большой пробел. Судя по всему, он получил неплохое образование и сделал карьеру в Сибири, поскольку в начале 1640-х гг. Василий Поярков оказался в Якутске, где служил письменным головой при якутском воеводе Петре Головине.

Письменный голова должностное лицо, входивших в состав областного управления в Сибири. Письменный голова назначался в Москве и был товарищем (заместителем) воеводы, исполняя обязанности во время его отсутствия. Определенного круга дел у письменного головы не было и воевода поручал ему разные государевы дела, в частности, разведывательные экспедиции в новые земли. Так, в 1640 году предшественник Пояркова, якутский письменный голова Еналей Бахтеяров совершил поход в Забайкалье, откуда доставил сведения об Амуре и стране Даурии.

Дауры, со старинной грвюры. Фото: из открытых источников

Дауры — монголоязычный народ, родственный киданям, проживавший в долине Шилки, верховьях Амура и на реках Зея и Бурея. В Х веке кидани создали империю Ляо. Кстати, от них произошло ошибочное русское название Поднебесной — на русских картах было указано, что на территории юго-восточной части Азии проживают кидани (вариант — “китаи”) и эта страна получила название “Китай”. Позже стало известно, что Китай (т.е. империя Ляо) лежал между Россией и настоящим Китаем (Чжун-го), но ошибочное название уже устоялось и приклеилось к Поднебесной. Даурия являлась осколкоком империи Ляо, завоеванной чжурчженями и создавшими империю Цзинь, им на смену пришли монголы, основавшие империю Юань, а в 1644 году Китай захватили потомки чжурчженей — маньчжуры, которые основали последнюю китайскую империю Цин. Дауры платили дань империям Цзинь, Юань и Цин, а из всех народностей Приамурья находились на самой высокой ступени развития — у них появились зачатки собственной государственности.  

Читайте также  Россия начала генеральную уборку

Поход Еналея Бахтеярова показал, что Даурия — богатая страна и в 1643 году, по приказу якутского воеводы Головина, туда направился отряд Василия Пояркова для приведения дауров под власть русского царя.

В отряд Пояркова входили 112 служилых людей (казаков), 15 гулящих людей (охотники-промысловики), два целовальника (сборщики ясака), два толмача (переводчики) и один кузнец: всего 133 человека, вооруженных пищалями и пушкой со 100 ядрами. Это была самая крупная российская экспедиция в Восточной Сибири. Одним из переводчиков в отряде Пояркова был эвенк Семён Петров — участник экспедиции Ивана Москвитина к Тихому океану. 

Воевода Головин составил для Пояркова “наказную память”, т.е. инструкцию, в которой изложил имевшиеся сведения о “хлебной реке” и цели похода. В инструкции было сказано о том, что “привез письмяной голова Еналей Бахтеяров тунгуса… шамана Лавагу, и тот Лавага в роспросе сказывал, что на Шилке реке князец Ловкай есть… а хлеба на Шилке реке всяково много и серебреные руды у Ловкая есть…”

Об отношении к инородцам и сборе ясака говорилось так:

“Государевым делом промышлять, смотря по тамошной мере как лутче и иноземцов ласково под Царскую высокую руку приводить, и ясак сбирать, а сперва ясак взять с иноземцов небольшой, чтоб их не ожесточить. А немирных людей, которые ясаку с себя не дадут, смирять ратным обычаем…”

О серебре:

“И пришед к серебренной руде, острог поставить и укрепитца, и серебро велеть беспрестанно плавить…”

Начало похода

15 июля 1643 года отряд Пояркова вышел из Якутска и за два дня на 6 дощаниках (плоскодонное парусно-гребное речное судно) спустился по Лене до ее притока Алдана. Путь по Алдану против течения до реки Учур занял месяц. По Учуру отряд шел десять дней, после чего суда Пояркова свернули на реку Гонам, из верховьев которой можно было выйти к притокам Зеи, впадающей в Амур. Гонам — мелководная, горная река, но ее необходимо было пройти. Пять недель отряд Пояркова пробивался вверх по Гонаму, перетаскивая суда волоком: всего им пришлось пройти 42 порога и 22 переката. Бурные воды разбили о камни две лодки, пропала часть продовольствия и оружия.

Осенью 1643 года Поярков решил оставить 40 человек зимовать возле судов на берегах реки Гонам, а сам с отрядом в 90 человек пошел на нартах через Становой хребет. Здесь он впервые проник в бассейн Амура и вышел к реке Зея.

В декабре 1643 года у притока Зеи — реки Умлекан Поярков встретил первых дауров. “А на устье той речки Умлекана живут дауры пашенные, даурской князец Доптыул с родом своим…” — позднее сообщал Поярков. Аборигены оказались опытными земледельцами и скотоводами: их закрома ломились от зерна, дичи и других припасов, они жили в деревянных жилищах, их женщины красовались в шелках. Правда, выяснилось, что месторождений серебра и меди на Амуре нет, а металлы и шёлк местные жители выменивали на собольи меха у китайцев.

Читайте также  Некоторые марки машин в России уже в дефиците, их практически разобрали

Карта похода Василия Пояркова. Фото: из открытых источников

Василий Поярков выяснил у князя Доптыула, что многие дауры недовольны непомерными поборами в китайскую казну и решил воспользоваться этим, предложив им военную помощь и защиту. Поярков установил дань меньшую, чем собирали китайские императоры и переговоры оказались успешными — некоторые князья дауров приняли предложение Пояркова перейти в русское подданство.  

Для того, чтобы пережить зиму, Поярков направил несколько десятков человек во главе с пятидесятником Юрием Петровым к соседним поселениям для добычи хлебных запасов. Аборигены согласились дать русским “40 кузовов круп овсяных и десять скотин”, но у Петрова разгорелись глаза и он превысил полномочия — стал силой отбирать у дауров пушнину. В ответ казаки были неожиданно атакованы.

Осада

Петров, потеряв 11 человек, две недели с боем пробивался по заснеженной тайге к зимовью Пояркова. Следом за ними шли превосходящие силы разгневанных дауров. В начале 1644 года они осадили зимовье Пояркова и попробовали взять его штурмом. Казаки сумели отбить атаки противника, но оказались в осаде без запасов еды. “Питалися сосною, и травою и кореньем…” — рассказывали позже выжившие “и начался в остроге голод великий, никаких запасов не стало, и стали служилые люди помирать с голоду”.

В безвыходной ситуации Поярков принял тяжелое решение. Вокруг острога лежали в снегу десятки трупов дауров, погибших во время атак укрепления. Казаки позже рассказали, что “Василей Поярков учал им говорить, кому де не охота в острожке с голоду помереть, шли б де на луг к убитым иноземцам и кормились, как хотят…” И вот один из казаков (история сохранила его имя — Кручинка Родионов) первым употребил мясо врага в качестве пищи. Казаки превратились в людоедов, но это помогло им спастись от голода и выжить.

Памятная золотая монета Банка России. Экспедиция В. Пояркова, 2001. Фото: из открытых источников

Позже воеводы Якутского острога провели расследование этих событий. “И те служилые люди, не хотя напрасною смертию помереть, съели многих мертвых иноземцов… которые с голоду примерли”. “Приели человек с пятдесят…” — эти бесстрастно зафиксированные сведения пугают даже сегодня. Следствие о поедании казаками человеческого мяса провели, но Пояркова наказывать не стали, сочтя, что на войне все средства хороши и сохранение жизни русских людей важнее. Главное — результат, а с личными грехами разберётся Бог. 

За время осады погибло около половины отряда Пояркова. Весной к ним подоспела подмога из тех, кто зимовал на Гонаме, кольцо осады разомкнулась и Поярков во главе отряда из 70 человек, оставшихся в живых, продолжили путь. На вновь построенных лодках они сплавились по Зее и вышли на Амур. Здесь, после страшной, голодной зимы первопроходцев поразило местное изобилие: “Родится шесть хлебов, ячмень, овес, просо, греча, горох и конопель, да родится овощ, огурцы, мак, бобы, чеснок, яблоки, груши, орехи…” — в этом описании сквозит восторг тех, кто пережил ужасный голод.

Сплав по Амуру

Во время путешествия по Амуру казаки встретили другие народы, но наслышанные о жестокости русских, они встретили пришельцев враждебно. Там, где встречались поселения, аборигены не позволяли русским причаливать к берегу. Однажды отряд разведчиков из 25 человек, посланных Поярковым, был почти полностью уничтожен дючерами — погибли 23 казака. Только когда первопроходцы добрались до гольдов (нанайцев), они вздохнули свободно — гольды занимались рыбной ловлей, были абсолютно мирными и столкновений с ними не было. Тем не менее, Поярков вел себя с ними осторожно — гольдов не трогал и ясак с них не требовал.

Читайте также  Ночью поражены объекты противника в Запорожье, Славянске, Харькове и на оккупированной ВСУ части Херсонской области

Осенью 1644 года Поярков вышел к устью Амура, где жили гиляки — единственные, кто добровольно согласился перейти под власть русских и  заплатить ясак. Гиляцкие князья присягнули русскому царю и дали ясак — 12 сороков соболей и шесть собольих шуб. Кроме того, гиляки поведали Пояркову об острове Сахалин, где живут “волосатые люди” — айны.

В устье Амура Поярков остался зимовать, но зимовка затянулась и казаки вновь страдали от голода. Суда вышли в Амурский лиман только в мае 1645 года, когда река очистилась ото льда. Летом 1645 года отряд Пояркова двигался вдоль побережья Охотского моря на север и за три месяца смог добраться до реки Улья, где в 1640 году Иван Москвитин впервые вышел к Тихому океану. Здесь они зимовали в третий раз, чтобы весной двинуться в обратный путь по реке Мае и Алдану.

Наконец, в июне 1646 года спустя три года после начала похода, поредевший отряд вернулся в Якутск. Из 133 участников похода домой возвратились только сам Василий Поярков и 52 казака, а 80 человек остались лежать в горах и полях Приамурья. 

Несмотря на потери, результаты похода были внушительными: поярковцы первыми из русских людей разведали дорогу на Амур, совершили плавание по этой великой реке, прошли более 8 тысяч км, собрали сведения о Приамурье и его жителях, привели в русское подданство первых аборигенов и собрали ясак, доставив в Якутск 497 соболей.

Сбор ясака казаками. Неизв. худ, 19 века. Фото: из открытых источников

Дальнейшая судьба

Важность сведений, доставленных Поярковым об Амуре, была столь велика, что в 1648 г. Москва затребовала его для личного доклада. В столице он был принят с почетом и переведён из удельных дворян в московские, поступив на полное казённое обеспечение. В конце 1650-х гг. Василий Поярков служил воеводой в городе Усерд на реке Сосне и его имя упоминается в хрониках до 1668 года, поэтому этот год обычно указывают его датой смерти. Как бы то ни было, но Василий Поярков прожил не менее 71 года, что для XVII века считается почти рекордом — в то время средний возраст жизни мужчин составлял 35-40 лет.

Память

Именем Василия Пояркова названо село Поярково (1858) в Амурской области, а также улицы в городах Хабаровск, Якутск и Северо-Курильск. Имя Пояркова носят пассажирский теплоход Амурского речного пароходства и пограничный сторожевой корабль Пограничной службы на Амуре. В 2001 г. Банк России в серии памятных монет “Освоение Сибири” выпустил золотую монету “Экспедиция В. Пояркова 1643—1646 гг.”, которая ныне является нумизматической редкостью и ее стоимость на аукционах достигает 100 тысяч рублей.

Теплоход В. Поярков на Амуре. Фото: из открытых источников

Источник
Источник: u74.ru

programm-tv